WELCOME
Приветствую вас на российском сайте, посвященном непревзойденному актеру и потрясающему мужчине -
Аль Пачино! Талант от Бога и драгоценность для мирового кинематографа, все это делает его потрясающим!!! Звезда, некогда заженная на небосклоне и никогда не угасающая - он будет светить всегда и с ним всегда будет наша любовь!!!

Всем желающим помочь в наполнении сайта новостями, переводами статей и интервью обращаться по адресу: alpacinoucozru@mail.ru

Menu

Friends
Баннеры сайта:





Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 467

Online
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Misinka(31), zlazai(37), Flitedyemihed(37), JeffreyKl(38), BalinMn(34), NelsonHon(38), DeloresTozy(35), Gisepsn(35), Richardbire(29), Herbertoa(36), RichardNob(40), Nintydids(33), Hipellovskii(31), Dreznovsskii(33), Eughenenab(40), antonynxNups(31), Bytovsski(33), kreshkoiva(40), valiydaSef(29), VrewamEt(35), PoliNakosath(37), Kevinwex(36), WilliamPougs(32), VincentMl(31), SaerdronEi(42)

About Site
Админ и Дизайн: Алена
Модераторы: [denis] OXanna
Хостинг: UcoZ
В сети: с 17.10.06
Страна: Россия, Москва
Спонсор:

Counter









Rambler's Top100


Интервью с Алем
«Меня часто называют занудой, зазнайкой и мизантропом. Предупреждаю всех: на самом деле я гораздо хуже», — лучезарно улыбаясь, поведал гранд мирового кино, актер и режиссер Аль Пачино, на 68-м Венецианском фестивале.

— Ходят слухи, что к интервью вы относитесь, мягко говоря, настороженно и по возможности стараетесь откреститься от встреч с журналистами. Это правда?

— Слава — штука отвратительная, то же самое могу сказать и об интервью. Тебя время от времени прижимают к стенке и пытают одними и теми же вопросами, от которых можно просто спятить. Иногда, знаете ли, смотрят с таким восхищением и кричат в ухо: «Боже правый, да это же сам Аль Пачино! Я вырос на ваших фильмах!» Зачем кричать, я не глухой, да и о возрасте моем мне напоминать не требуется: я пока помню, когда родился. Как-то один репортер из Австралии лет эдак шестидесяти (скажу по секрету, пришлось спасаться от него бегством) мне заявил, что «рос и воспитывался на образе Майкла Корлеоне», а сейчас он им, Майклом то есть, «лечится»: как прихватит у него что-нибудь, сразу ставит старую кассету с «Крестным отцом» и начинает поправляться. Зато я после таких бесед начинаю болеть и чувствую себя «старым пальто», которое иногда достанут из шкафа, встряхнут и похвалят: «А пальтишко-то еще ничего себе, без дырок, — глядишь, еще и в моду войдет снова».

— Зря вы так, про пальто. Вы остаетесь в статусе секс-символа, а вашими фильмами мы продолжаем наслаждаться и «лечиться». Картина «Жизнь взаймы»: ее главный персонаж — автогонщик Бобби Дирфилд в вашем исполнении — один из любимейших киногероев.

— Черт возьми, неужели кто-то еще помнит это древнее кино? Признаюсь, приятно услышать такое, хотя в свое время меня за эту роль многие критиковали. Но мне фильм очень дорог. Он был снят во второй половине семидесятых, и тот период — особенный: люди и ценности были другими, мы много размышляли о жизни, пытались радикально изменить ее, бросали вызов судьбе. Мой герой часто задумывается о смерти, впадает в депрессию после смерти друга, а встретив и полюбив неизлечимо больную женщину, полностью переоценивает свой жизненный багаж.

— Почему вас критиковали за эту роль?

— В основном обвиняли в том, что я переврал всего Ремарка, изображал слюнявую любовь и прочее. Кроме того, многие сравнивали Бобби Дирфилда с другими моими ролями — Фрэнком из «Серпико» или Сантино из «Собачьего полдня», но в первую очередь с Майклом Корлеоне, и сравнение оказалось явно не в пользу Бобби. Говорили, что Дирфилд недостаточно глубоко выведен мною, да и много чего еще предъявили. Я тогда был чересчур самокритичен, переживал, прислушивался к чужому мнению. А сейчас избавился от этого недуга, надеюсь — навсегда: успокаиваю себя тем, что всегда найдутся специально обученные критике люди или просто энтузиасты этого дела, поэтомумне самого себя разбором моей работы можно и не утруждать.

— В одном из интервью вы сказали, что участие в трилогии «Крестный отец» принесло вам не только славу. Роль Майкла Корлеоне стала вашей визитной карточкой и проклятием одновременно. Ожидали ли вы такого результата, приступая к работе над первой частью картины?

— Нет, конечно. Я даже сценарий не очень внимательно прочитал, просто оценил его как «масштабный проект» Фрэнсиса Форда Копполы. Только Коппола и настоял на моем участии в фильме — сначала к этому отнеслись сдержанно, а когда я пришел на пробы, сдержанность начала перерастать в недоумение, а потом и вовсе в агрессию: «Какой из этого недомерка Корлеоне?» Однако после просмотра проб меня сразу же единодушно утвердили на роль. О том, что проект окажется настолько успешным, никто из нас, даже сам Коппола, и не думал. Это был просто феномен. Меня всегда спрашивают, как я «вычерчивал» образ Корлеоне. Так вот, я делал это очень медленно — сущность Майкла раскрывалась постепенно, это очень многогранный персонаж. Он связан с криминальным миром, но по натуре своей он не гангстер. Однако жизнь диктует свои правила, и ему приходится принять их, пожертвовав своими мечтами и забыв о здравом смысле.

— А вам приходилось в жизни жертвовать своими мечтами и забывать о здравом смысле?

— К счастью, мечты никто у меня не отнимал, я их старался реализовывать по мере возможности. Что же касается здравого смысла, то здесь все гораздо сложнее. Иногда мы сами не знаем, где проходит граница между здравым смыслом и беспочвенными фантазиями, между мудростью и страхом перед неизведанным. В детстве — я вырос в Южном Бронксе — любил бегать по крышам, прыгать с высоты — это были потрясающие впечатления. А дома меня постоянно ругали, особенно мать и бабушка: «Какого черта ты не слезаешь с крыши целыми днями?» Объяснить им свои ощущения я не мог, но для меня они были окрашены смыслом. Я и во взрослой жизни много чего понаделал, потому что считал это разумным. Когда-то я искренне считал, что алкоголь помогает решить многие проблемы, это действительно помогало. Потом я почувствовал, что пришло время остановиться — я знал, что смогу сделать это своими силами, и сделал. Мой отец всегда говорил мне, что высшая грань разума — это умение просто наслаждаться жизнью. Надо научиться ценить красивый вид из окна, беседы с друзьями, осенние прогулки, расслабляющую ванну с пеной, хорошую еду. У меня — увы! — не всегда получается следовать этому совету — наверное, времени не хватает на «созерцание».

— Вы вспомнили о своем детстве. Это был счастливый период вашей жизни?

— Сейчас я бы ответил утвердительно, а лет двадцать назад сказал бы, что это были худшие годы, поскольку ничего яркого не вспоминалось. Родители развелись, когда я был совсем крохой, мы переехали в Бронкс поближе к деду с бабушкой — родителям моей мамы — и жили все вместе в небольшой квартирке на головах друг у друга. Потом к нам присоединились еще две мои тетки — обе плохо слышали, и, общаясь с ними, приходилось кричать или показывать что-либо жестами. Я пропадал на улице, возвращаться вечером домой не хотелось, за что я часто получал от деда или матери. Я злился на маму, считая ее виноватой во всем: не мог простить того, что мы живем в жутком «муравейнике», что она постоянно пилит меня, что не хватает денег и еды. Но именно ей я во многом обязан своим знакомством с кино: она часто водила меня в кинотеатры. Скопив денег, я поступил в театральную студию. Но до того успел бросить школу, уйти из дома, окончательно разругавшись с родственниками, и сменить кучу профессий — убирал, разносил, подавал. Матери не стало, когда мне исполнилось 22 года: ей было всего 43, когда она ушла. За ней, спустя год, умер дед. Сейчас я вспоминаю все свои проблемы и поводы для ссор с близкими — все это кажется таким глупым и жестоким с моей стороны, но уже ничего не исправишь...

— А как складываются ваши отношения с собственными детьми? (У Пачино трое детей — дочь Джули Мэри от Джен Таррант, преподавательницы актерского мастерства, и близнецы Антон Джеймс и Оливия Роуз от актрисы Беверли Д’Анджело)

— Я полностью уверен, что дети — это моя главная награда от жизни, лучшее, что могло случиться со мной. Стараюсь уделять им максимум внимания, помогать и просто наслаждаюсь их обществом. Джули в октябре исполнится 22 года — мы с ней очень близки, а по характеру она напоминает меня в молодости. Не знаю, хорошо это или плохо, но уж точно не легко для окружающих и в первую очередь для нее самой. Импульсивна, иногда непредсказуема и неуправляема. Как и я, обожает бейсбол и неплохо играет. Сейчас она учится в студии актерского мастерства, пробует силы в качестве актрисы, мечтает освоить и режиссерскую профессию. Близнецы еще ни о чем таком не думают — им всего десять лет, пока хотят продавать мороженое в парке, но не успеешь оглянуться, как их желания кардинально изменятся.

— Вы никогда не были женаты — это ваша принципиальная позиция или просто случайность?

— На тему семьи и брака я могу рассуждать долго и обстоятельно, как и подобает тем, кто в этом вопросе не имеет никакого опыта. В моем случае говорить о какой-либо принципиальной позиции касательно брачных уз не приходится, поскольку я не знаю, почему до сих пор ни разу не женился. Может быть, кто-то из мужчин назовет это мудрым решением, а кто-то даже и позавидует, но сам я объяснить причины моего холостого состояния не могу. Видите ли, я никогда не упускал шанса приобрести опыт в той или иной области, в том числе на сцене и в кино, даже странно, что мне не довелось приобрести его и в браке. Возможно, мысленно я просто откладывал это до лучших времен, поэтому не удивлюсь нисколько, если в один прекрасный день решу расстаться со статусом вечного холостяка и превращусь в чьего-то мужа. Кто знает, может быть, это и будет моя самая лучшая роль.

— А какую из своих ролей в кино вы считаете лучшей?

— Мне трудно назвать только одну: я же сказал, что перестал быть самокритичным. Наверное, все-таки Тони Монтана — это моя любимая роль. Назову еще «Запах женщины», Шейлока из «Венецианского купца» и Уилли Бэнка из «Тринадцати друзей Оушена».

— На нынешнем Венецианском кинофестивале вы удостоились престижной награды за вклад в современное искусство и достижения в кинематографе и представили на суд зрителей свою новую режиссерскую работу «Саломея Уайльда», в которой сыграли роли и царя Ирода, и самого себя, и Оскара Уайльда. Эту картину можно назвать документальной?

— Это было бы не совсем точно. «Саломея» — это скорее биографический этюд об Оскаре Уайльде, в котором переплетаются документалистика и художественное повествование. Я давно интересуюсь судьбой Уайльда, пытаюсь разобраться в его произведениях, поэтому решил создать этот проект. Саломею сыграла талантливая актриса Джессика Честейн (она исполняла эту роль и в театре). Фильм я бы назвал размышлениями в документальном стиле, в которых мы рассказали о театральной постановке «Саломеи». Когда-то я стоял на распутье между кино и театром, сейчас же я понимаю, что всегда был и остаюсь именно театральным актером. Это главная часть моего творчества, несмотря на множество сыгранных в кино ролей. В данный момент я возглавляю театральную актерскую студию и получаю огромное удовольствие от работы. Не знаю, сколько еще удовольствий мне осталось испытать в жизни — может быть, это одно из последних. В любом случае я благодарен судьбе за все, что она мне предоставила и в чем обделила.
Просмотров: 3809 | Добавил: Евгений | Рейтинг: 5.0
Комментарии
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2006-2010. Использование материалов сайта возможно только с указанием ссылки на источник. Информация для посетителей: Хостинг от uCoz